00:57 

Костел св. Людовика в годы советской власти

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Готовлю к защите диплом о московских католических приходах. В процессе подготовки нашел уникальные фото на сайте catholichurch.ru.

фото; мои комментарии оффтопиком

@темы: наша вера

Комментарии
2013-02-05 в 01:07 

Грэтхен
Ооооо! Луи такой фррррр ^^

Я когда-то читала подробную историю нашего храма... Про его советский этап тоже можно сказать "век слёз и любви"...

Какой у вас интересный диплом! Если не секрет, где вы учитесь и кем станете после окончания учебы?

2013-02-05 в 01:10 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Грэтхен, вашего храма - это какого?
Что значит стану? Я уже есть, мне 32 года, так что становление кем-то у меня позади.
Заканчиваю ИФТИ св. Фомы, диплом специалиста религиоведения.

2013-02-05 в 02:06 

Грэтхен
Храма святого Людовика. И говоря нашего, я имею в виду того, в котором служатся Мессы нашего прихода и того храма, на поддержание которого тратятся некие усилия. Того, в котором хорошо. ^^

Никогда не поздно получить второе/третье/четвертое образование. Обычно защита диплома предполагает, что человек получает какое-то новое или углубляет уже имеющееся образование. Вот и с вами так, верно? Вы станете специалистом религиоведом.

Спасибо за ответ и за эту запись.

2013-02-05 в 03:54 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Грэтхен, а можно узнать, где Вы читали подробную историю Сен-Луи? Насколько я знаю, ее нет.

2013-02-05 в 12:08 

Грэтхен
Где-то в рунете... Специально сейчас поискала тот сайт и не нашла о.О Причем, я была на нем несколько раз и найти его не составляло труда.
В процессе поисков сегодня просто встретился этот жж. Интересные фото. Но это, понятно дело, не то.
dedushkin1.livejournal.com/583527.html
На том сайте, к примеру, были хоть сколько-нибудь развернутые упоминания об отцах-ассумпционистах, рассказывалось, что стало дальше с прихожанками Отт... И там же было приведено довольно много фото старого убранства храма.

И немного на другую тему... Где-то тоже в рунете читала довольно подробную историю прихода святой Ольги.

Апд.
Нашла текст на каком-то другом сайте. Хочу оставить его тут, чтобы не потерялся.
Костел Святого Людовика Французского. Описание.

Появление в Москве французского католического прихода Святого Людовика относится к 1789 г. Еще в договоре о дружбе, торговле и мореплавании, заключенном между Россией и Францией 31 декабря 1786 г., говорилось, что: «совершенная свобода веры дозволяется французским подданным в России».

В 1789 г. представители французской колонии в Москве, в том числе вице-консул господин Кондер де Босс, просили власти дозволить им строительство католического храма. Архиепископ Могилевский Станислав Сестренцевич-Богуш дал согласие на строительство часовни при условии, что французы обеспечат расходы по ее содержанию. Положительный ответ они получили и от Московского главнокомандующего генерал-аншефа П. Д. Еропкина.

5 декабря 1789 г. императрица Екатерина II издала именной указ, адресованный П. Д. Еропкину, в котором говорилось: «Петр Дмитриевич. Ответ вами сделанный предварительно на прошение французов в Москве обитающих, о дозволении построить им церковь римского закона, Мы приемлем за благо: но что касается до назначения к тому удобного места, то всего лучше было бы, если бы они нашли и избрали оное в Немецкой слободе». Однако императрицу убедили разрешить строительство храма поблизости от Кузнецкого моста, где в основном и проживали французы.

Построенная вскоре деревянная церковь во имя Святого Людовика была благословлена 10 марта 1790 г., а ее освящение состоялось 30 марта 1791 г. Храм располагался на небольшом нанимавшемся дворе и был очень скромен. В 1806 г. весь участок был продан в полную собственность церкви. Он составлял два огромных владения с садом между Малой Лубянкой и Милютиным переулком.

Возглавляли московский приход Святого Людовика, как правило, священники французского происхождения. Среди первых его настоятелей наиболее заметной фигурой был аббат Адриен Сюррюг. Доктор богословия в Сорбонне и префект гуманитарных наук королевского колледжа в Тулузе, каноник Пильтенской коллегиатской церкви в Виленской епархии, 17 октября 1807 г. он был утвержден настоятелем церкви Святого Людовика и занимал этот пост до своей смерти, последовавшей 21 декабря 1812 г. Аббат Сюррюг был близок к семье Ростопчиных, дом которых находился недалеко от храма, являлся духовным наставником графини Екатерины Петровны Ростопчиной, урожденной Протасовой, супруги известного русского государственного деятеля графа Федора Васильевича Ростопчина. Опубликованы его письма к иезуиту Буве, в которых он описывает пребывание наполеоновской армии в Москве в 1812 г., пожар и разграбление города. В этих письмах аббат Сюррюг рассказывает, между прочим, и о том, какой след оставило занятие Москвы французами в истории церкви Святого Людовика.

Сооружение нынешнего здания церкви Святого Людовика относится к концу 1820—1830 г. г. Строительство было осуществлено благодаря вкладам прихожан и займу в 50 тысяч рублей ассигнациями, выданному русским правительством на весьма льготных условиях. По сообщению официальных документов, церемония закладки церкви состоялась 3 апреля 1833 г. В основание была положена доска с именами присутствующих — аббата Шибо, тогдашнего настоятеля прихода, синдиков (т. е. старшин прихода) М. Аллара и Л. Обера, архитектора А. О. Жилярди (по другим сведениям Д. И. Жилярди), строителя и скульптора С. П. Кампиони и других. Первый камень новой церкви был благословлен 28 июня 1833 г., а 24 ноября 1835 г. состоялось торжественное открытие храма и его благословение, которое совершил вице-декан Московского деканата Игорь Мочулевский в присутствии высших властей города.

Освящение костела Святого Людовика и ее главного алтаря было совершено в 1849 г., о чем гласит надпись на мраморной доске в алтарной части храма: «В царствование августейшего и светлейшего государя нашего всемилостивейшего Николая I императора и самодержца Всероссийского и проч., и проч., и проч. сию приходскую церковь и главный алтарь ее преподобнейший Игнатий Головинский епископ Каристенский суффраган и коадъютор архиепископа Могилевского в честь Св. Людовика Исповедника освятил 17 июня в год от Р. Х. 1849 г., Понтификата же святейшего господина Папы Пия IX в четвертый, и празднование годовщины освящения установил в IV воскресение по Пятидесятнице каждого года и присвоил каждой годовщине сорок дней отпуста».

Костел Святого Людовика, построенная по проекту архитектора Александра Осиповича Жилярди, относится к эпохе позднего ампира. Она представляет собою сооружение типа базилики с полуциркульной апсидой, высоким средним нефом, перекрытым полуциркульным сводом и пониженными относительно него боковыми нефами. Основа композиции главного фасада — мощная входная лоджия, шестиколонный тoсканский портик которой увенчан низким фронтоном; по сторонам от входа — две небольшие колокольни. В отделке храма принимал участие Сантин Петрович Кампиони. Возможно, главный беломраморный алтарь церкви Святого Людовика — творение его рук.

Довольно часто архитектором храма Святого Людовика называют Доменико (Дементия Ивановича) Жилярди, двоюродного брата Александра Осиповича, или же авторами проекта называют их обоих. Данные утверждения представляются сомнительными, поскольку Д. И. Жилярди не строил церквей, а только дворцы и общественные здания, в то время как А. О. Жилярди занимался преимущественно строительством церквей. К тому же Д. И. Жилярди выехал из России в 1832 г., то есть еще до завершения строительства церкви Святого Людовика.

Первоначально французский католический храм в Москве пользовался определенными привилегиями, и, в частности, на него не распространялся так называемый «Регламент, данный Санкт-Петербургской римско-католической церкви» 1769 г., ставивший католиков России в полную зависимость от государства. Но в 1854 г., в связи с войной между Россией и Францией, церковь Святого Людовика лишилась своих привилегий — 15 мая архиепископ Могилевский Игнатий Головинский велел настоятелю и синдикам упомянутой церкви придерживаться «со всей возможной точностью» и под страхом «тяжкой ответственности Регламента, данного Е. И. В. славной памяти Екатериной II дня 12 февраля 1769 г.».

При костела Святого Людовика существовал ряд заведений благотворительного и образовательного характера, а именно: богадельня Св. Доротеи, мужское реальное училище Св. Филиппа Нери и женская гимназия Св. Екатерины. Приют Св. Доротеи возник в 1821 г. благодаря щедрости частных лиц. В 1885 г. для него было выстроено здание на улице Малая Лубянка слева от храма. Училище Св. Филиппа Нери было создано в 1861 г. Училище же Св. Екатерины основано в 1888 г. на пожертвование княгини Любомирской в размере 30000 рублей. В 1898 г. для размещения этих училищ по проекту архитектора О. Ф. Дидио было выстроено специальное здание — дом из красного кирпича с белыми украшениями, выходящий фасадом в Милютин переулок. В 1899 г. училище Св. Екатерины получило статус гимназии. С упомянутыми учреждениями связана деятельность монахинь конгрегации Св. Иосифа из Шамбери, которые с 1865 г. работали в приюте Св. Доротеи, а с 1889 г. — в училище Св. Екатерины. Приходу принадлежала и кладбищенская часовня Святой Магдалины (Немецкое, ныне Введенское, кладбище).

2013-02-05 в 12:10 

Грэтхен
К 1917 г. число прихожан храма насчитывало 2700 человек.

К моменту октябрьского переворота в Москве существовали два католических прихода и три храма (храм Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии принадлежал приходу Святых апостолов Петра и Павла). Настоятелем прихода Св. Людовика с 11 января 1913 г. (старый стиль) был французский священник Жан-Мари Видаль. В 1921 г. советские власти заставили его покинуть Россию и паству, продержав несколько месяцев в заточении. По приезде на запад, этот пастырь написал воспоминания о тех первых годах «царства зверя». Он опубликовал свой дневник, где описал день за днем все события этих ужасных лет, начавшихся 25 октября 1917 г.

Уже в первом кровавом побоище, учинённом коммунистами в конце октября в Москве, были жертвы среди католиков: о. Видаля информировали, что один из его прихожан смертельно ранен, священник тут же поспешил прийти, но живым он его уже не застал. Это произошло 30 октября 1917 г. (старый стиль). Торжество Всех Святых, отмечавшееся через два дня, напомнило настоятелю прихода эпоху катакомб.

Коммунисты постепенно прибирали к рукам все в стране. 30 января о. Жан-Мари отмечает, что пришла очередь Церкви: декретом властей она была отделена от государства, из ее ведения забрали школу, что в первую очередь стало новостью для православных, которым государство всегда покровительствовало. Это было началом гибели свободы слова. Затем была проведена и символическая черта под прошлым: вместо юлианского был принят григорианский календарь. С переходом на новый стиль в 1918 г. возникли проблемы с празднованием Сретения (2 февраля). Теперь, правда, католики России стали праздновать все одновременно с Римом, но, как с грустью заметил настоятель прихода, «отдельно от наших православных братьев, с кем мы живем в одной стране».

17 июля костел Святого Людовика Французского посетил Могилевский архиепископ Эдуард фон дер Ропп, который преподал таинство миропомазания некоторым детям. «Визиты епископа в католические приходы невероятных размеров Могилевской епархии были событиями исключительнейшими, — пишет настоятель храма, — и многие приходы удостаивались подобного не чаще, чем раз в полстолетия». Храм Святого Людовика ждал епископа более десяти лет, и все прихожане в этот июльский день были тронуты ободряющими словами своего пастыря. Никто не знал еще, что вскоре их архиепископу придется навсегда покинуть страну.

День суровых испытаний наступил для прихода 5 августа 1918 г. Ночью произошли массовые аресты французов и англичан, среди которых, конечно же, было много католиков. Заложники были размещены на Тверском бульваре в здании милиции, а их семьи, родные, друзья собирались каждый вечер в костела Святого Людовика молиться за них, читать новенну Богородице к Празднику Успения. Объявленный большевиками после покушения на Ленина в конце августа красный террор не сулил заложникам ничего обнадеживающего: была отправлена в тюрьму директор женской гимназии Св. Екатерины мадам Дежай. Конечно же, все советские тюрьмы были закрыты для посещения священников.

В результате вмешательства Франции была достигнута договоренность об освобождении заложников, часть которых получила свободу 25 января 1919 г. Начался массовый выезд французов из Москвы. В обмен на это французские власти не препятствовали никому из российских военных, оказавшихся на территории Франции во время войны, свободно вернуться в красную Россию. Но многие из тех, кто не мог покинуть Москву по самым разным причинам, остались, находя духовное утешение в храме Христовом. Все здания, принадлежавшие приходу, включая помещения гимназий, к весне 1919 г. были уже конфискованы. Оставался лишь сам храм.

О. Видаль вспоминает, как в мае 1919 г., накануне Вознесения, в церковь для обыска вошли агенты ЧК во главе с семнадцатилетнем парнем. Нагрянувшим коммунистам пригрезилось, что существуют подземные ходы между храмом и соседними зданиями, а в подземельях сокрыто оружие и боеприпасы. Обследовав подвалы, чекисты не нашли, естественно, ничего. Тогда в голову им пришла идея, что вход в мифические катакомбы находится под... главным алтарем, используемым лишь «для маскировки». Несмотря на протесты, юный шеф чекистской группы отодрал мраморную плиту. Понятно, что и там не были обнаружены склады с оружием. Все последующие протесты также не дали никаких результатов. Новый обыск последовал 22 июля. На сей раз интересовались жильем священника, но не рассказывали о предмете своих поисков.

В 1921 г. о. Жан-Мари Видаль был вынужден покинуть Москву. Впоследствии он служил в Риме церковным консультантом посольства Франции при Святейшем Престоле и оказывал значительную помощь в доставке корреспонденции из России от епископа Невё через дипломатическую почту.

После отъезда о. Видаля в Москве оставались два католических священника-поляка из прихода Святых апостолов Петра и Павла, которые приходили служить в храм. Несколько раз большевики пытались закрыть приход Святого Людовика, но всякий раз верующие его отстаивали, рискуя при этом жизнью. В 1922 г., когда коммунисты начали изымать все церковные ценности, тогда прихожане смогли спасти утварь: они собрали все свои нехитрые драгоценности, нажитые за многие годы — серебряные кофейники, чайники, фамильные сервизы, сережки. Сдав, таким образом, серебро, в полтора раза превышающее по весу то, что собрались конфисковать коммунисты, прихожане спасли храм от разорения.

Такая ситуация в приходе сохранялась на протяжении нескольких лет, пока ранним воскресным утром 4 октября 1925 г. к храму не прибыл священник-иезуит Мишель д'Эрбиньи. С этого времени храм Св. Людовика не только обрел новую жизнь, но стал сердцем всей Католической Церкви России на грядущие три четверти века.

Когда пастырь зашел в церковь, в ней только что закончилась сумма, которую по воскресеньям в половину десятого служил настоятель храма Святых апостолов Петра и Павла. Священник уже ушел служить в свой приход. О. д'Эрбиньи некоторое время прибывал в молитве, а затем зашел в ризницу, где к тому моменту находились 6 или 7 человек. Он сразу узнал мадам Отт, о которой ему говорили в посольстве. Будучи старостой, она несла на своих плечах все заботы по содержанию храма. В дни, проведенные в Москве, о. Мишель, благодаря мадам Отт, смог посетить многих больных католиков, преподал им таинство елеосвящения, а вернувшись на запад, подробно информировал Папу о своих впечатлениях по поводу религиозной, политической и экономической ситуации в СССР.

2013-02-05 в 12:10 

Грэтхен
В начале 1926 г. было принято решение тайно посвятить нескольких католических священников России в епископы, чтобы тем самым возродить католическую иерархию на территории страны. В феврале Папа Пий XI решил, что о. Мишель будет тайно рукоположен в епископы и во время своего следующего визита в Москву втайне совершит там епископские хиротонии. Рим выбрал и кандидата в епископы в Москве. Это был священник-ассумпционист Пий Эжен Невё, с начала века служивший на юге России.

Приезд монсеньера д'Эрбиньи вызвал большой приток верующих, так что в эти дни епископ, приходя в храм к половине девятого утра, редко уходил раньше трех часов дня. На Пасху он совершил торжественную мессу (на сей раз во время выдачи визы в посольстве СССР в Париже ему это не запретили), произнес проповедь на французском, закончив ее несколькими словами на русском языке. Все это время он служил как простой священник, ничем не выдавая своего епископского сана.

Все апрельские дни епископа были заняты посещениями католиков, которым он стремился уделить максимум своего внимания. Многие прихожане были лишены его долгие годы. В это время по просьбе епископа посол Франции пытался связаться с о. Невё, но не получал никакого ответа, ибо вся корреспонденция перехватывалась властями (разумеется, там не было ни слова о предполагаемой хиротонии). Наконец, посол пригрозил Советам, что сообщит в Париж обо всех этих безобразиях. Это подействовало, и от о. Невё пришел долгожданный ответ: «Приезжаю в среду 21-го».

Так как поезд из Харькова с о. Невё прибывал в пять часов утра, то было решено, что хиротония состоится сразу же по приезде того в храм. Бежала минута за минутой, час за часом, но о. Невё так и не было. В половину девятого, как обычно, д'Эрбиньи ушел в конфессионал, а в 9 утра начал мессу. Когда он от алтаря повернулся к народу во время молитвы «Orate, fraters», он увидел человека в тулупе, похожего на крестьянина. Это был о. Невё.

После мессы народ разошелся. Д'Эрбиньи заговорил с о. Невё о том, что Папа решил назначить епископа в Москву. Они поговорили о возможных кандидатах и затем о. Невё узнал, что избран именно он. Но он и слышать об этом не хотел, считая себя недостойным. Тогда ему были показаны бумага с подписью Папы и госсекретаря Ватикана кардинала Гаспарри, а также приказ генерального настоятеля ассумпционистов. Полчаса о. Невё провел в молитве, стоя на коленях у престола Лурдской Богородицы, а затем была совершена его епископская хиротония. Впервые в Москве рукополагали католического епископа. Впервые совершалась хиротония в храме Св. Людовика. Кто бы мог тогда предположить, что здесь будет в этом столетии совершено ещё четыре епископские хиротонии!

Епископ д'Эрбиньи 10 мая совершил в храме Святого Людовика епископские хиротонии о. Александра Фризона, с которым он не мог встретиться на юге и передал ему лишь приказ прибыть в Москву, и о. Болеслава Слосканса, викария храма Св. Екатерины в Ленинграде. По-разному сложилась судьба этих двух пастырей-мучеников.

15 мая 1926 г. д'Эрбиньи покинул СССР, но ненадолго. В августе он снова прибыл в страну, сначала в Ленинград, где совершил свою последнюю тайную епископскую хиротонию на территории СССР — прелата Малецкого, настоятеля храма Св. Екатерины на Невском проспекте.

В Москве 14 августа в храме Святого Людовика он предстал перед изумленными прихожанами в епископском облачении. На следующий день он во время мессы объявил пастве о том, что в самое ближайшее время у них будет, наконец, пастырь. Новость эта, а равно сообщение о епископском служении в Москве, мгновенно распространилась среди католиков, и даже с далеких берегов Волги приезжали верующие для получения епископского благословения и таинства миропомазания, состоявшегося в праздник святого Людовика 25 августа.

В итоге власти узнали о его тайне, и монсеньору д'Эрбиньи было приказано в начале сентября покинуть территорию СССР. После воскресной мессы 5 сентября, отслуженной Пием Эженом Невё, д'Эрбиньи официально представил его прихожанам как нового пастыря. 6 сентября епископ-иезуит сел на поезд, идущий в Ленинград, провел в Северной столице два дня и 8 сентября покинул пределы СССР, куда ему уже никогда не пришлось вернуться. Впереди были годы работы в Риме, а затем — отставка и долгие годы жизни в доме иезуитов во Франции, где он служил как простой священник. 23 декабря 1957 г. бывший титулярный епископ Илионский скончался.

Епископу Пию Эжену Невё недолго удавалось скрывать свой сан. О его рукоположении знали ассумпционисты на западе и в одном из своих бюллетеней для внутреннего пользования сообщили новость о епископской хиротонии своего собрата. Из-за этой неосторожности тайна была раскрыта. Невё теперь мог больше не скрывать своего сана. 3 октября 1926 г. в полном епископском облачении Пий Эжен Невё совершил мессу в приходе Святых апостолов Петра и Павла, во время которой объявил о своем официальном вступлении в должность Апостольского администратора Московского.

Все шло хорошо, но обведенное вокруг пальца ГПУ, «прозевавшее» три епископских хиротонии, совершенных в нескольких метрах от главного здания этого ведомства, попыталось взять реванш. 18 октября монсеньеру Невё предложили в трехдневный срок выехать за границу. Невё немедленно уведомил посла Франции. Тот предпринял соответствующие демарши, в результате которых власти смирились пока с пребыванием епископа в Москве, но поставили жесткое условие, что он будет окормлять только французов.

В юрисдикцию монсеньера Невё входили почти все католики России. Подобные полномочия ему предоставил Папа Пий XI в четырех документах от 26 июля 1926 г. Невё поручалось следить, чтобы в России всегда находились три католических епископа и давалось разрешение, в случае необходимости, назначать преемников Апостольским администраторам; в его ведение отошли и католики восточного обряда, возглавляемые о. Леонидом Федоровым, томящимся в заключении на Соловках.

Деятельность монсеньера Пия Эжена Невё была весьма насыщенной. Отметим лишь некоторые штрихи, которые позволят о ней судить. В делах русских католиков восточного обряда епископ Невё принимал самое живое участие. Именно он назначил священника Сергея Соловьева вице-экзархом взамен находящегося в заточении и ссылке о. Леонида Федорова. Последнему он посылал, по мере возможности, материальную помощь, поддерживал духовно и в 1935 г. уведомил Рим и мир о кончине этого исповедника. Епископ помогал как мог монашеской общине матери Анны Абрикосовой.

Ярким событием в отношениях с православными стало принятие епископом Невё в лоно Католической Церкви епископа Варфоломея Ремова, который стал епископом восточного обряда и затем был назначен официально помощником Апостольского администратора Московского. 17 сентября 1934 г. состоялась последняя встреча этих двух католических епископов. В феврале 1935 г. владыка Варфоломей был арестован во время волны репрессий, последовавших за убийством Кирова, и летом 1935 г. расстрелян в Бутырской тюрьме, о чем Невё не замедлил уведомить Рим.

До 1932 г. епископ жил на частных квартирах, а затем переехал с Татьяной — со своей помощницей по хозяйству — под крышу французского посольства к полному неудовольствию советских властей. Живя в посольстве, Невё, естественно, был в центре всех дипломатических проблем СССР, встречался со многими знаменитостями, посещавшими страну в те годы.

После 1924 г., с открытием большого числа посольств католических стран, в костела Святого Людовика стало бывать по воскресеньям много дипломатов, и иногда епископа приглашали служить в зданиях посольств.

В 1933 г. Соединенные Штаты Америки установили дипломатические отношения с СССР. 16 ноября 1933 г. Президент США Ф. Рузвельт обратился с посланием к наркоминделу Литвинову с требование предоставить гражданам Америки, которые прибудут в СССР, возможность свободно исповедовать веру. Так появилась возможность приезда в Москву католического священника, который был, как и Невё, защищен иностранным подданством. 1 марта 1934 г. в Москву прибыл американский священник-ассумпционист Леопольд Браун.

14 мая епископ Невё поехал на четыре месяца во Францию и Рим — он мог теперь себе это позволить, так как приход не оставался без пастыря. Последний раз он покидал Россию только в 1912 г. 17 мая 1934 г. Пий Эжен Невё прибыл в Париж, где встречался с д'Эрбиньи, ассумпционистами и в конце мая отправился в Рим. 31 мая состоялась его аудиенция у Папы Пия XI. Невё провел в Риме весь июнь, встречался с бывшим настоятелем храма Святого Людовика о. Видалем и некоторыми кардиналами, обсуждая вопросы, связанные с Россией. 28 июня он снова был принят Папой. Вечером этого же дня епископ молился вместе со Святейшим Отцом у гробницы Св. Петра и у могил пап Пия X и Бенедикта XV. Папа благословил его на возвращение в Россию. Затем Невё уехал во Францию, где совершил два паломничества: в Лизьё к Св. Терезе Младенца Иисуса и в Лурд. А 17 сентября его встречал о. Л. Браун на вокзале в Москве.

2013-02-05 в 12:10 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Грэтхен, предполагаю, что это статья Крысова была в "Свете Евангелия". Других подробных нет. Поскольку я писал работу именно на эту тему, то источники изучал тщательно. Еще есть работы о. Б. Чаплицкого и Н. Осиповой по репрессиям, там тоже имеются главы, посвященные Сен-Луи. Но вот после 45-го года информации практически никакой. Пришлось засесть в архивы.

2013-02-05 в 12:11 

Грэтхен
Вскоре наступило 1 декабря; убийство Кирова и начало «большого террора». Страну захлестнула волна арестов, но приход выжил и в эти страшные годы. 30 апреля 1935 г., следуя указаниям Папы Пия XI, монсеньор Невё совершил епископскую хиротонию священника Жана Амудрю. Хиротония, как и в 1926 г., была совершена тайно, но этот «секрет» был очень быстро раскрыт властями, и служивший в Ленинграде новый епископ уже в августе был вынужден покинуть страну.

К середине 1936 г. у епископа Невё возникли серьезные осложнения со здоровьем. 31 июля он покинул Москву. Епископ уезжал на поезде вместе с послом Франции Альфаном, которого пришел проводить наркоминдел Литвинов. Рукопожатие этого верного слуги сталинского режима, стало последним приключением епископа на советской земле. Он не переставал надеяться, что вернется к своим любимым всей душой прихожанам, но сердце подсказывало другое...

По возвращении во Францию и после курса лечения Невё вернулся к активной деятельности. 3 февраля 1937 г. он снова был принят Папой. Его свидетельства во многом повлияли на знаменитую энциклику Пия XI «Divini Redemptoris» от 19 марта 1937 г. Война свела на нет все усилия по получению визы на возвращение в Москву. Эти годы Невё провел в Париже, занимаясь активной пастырской деятельностью. По окончании войны снова появились надежды на возвращение в Россию, но 17 октября 1946 г. епископ скончался.

Но вернемся в тридцатые годы. В мае 1937 г. коммунисты схватили о. Михаила Цакуля, настоятеля двух храмов: Святых апостолов Петра и Павла и Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии. 21 июля 1938 г. был закрыт храм Святых апостолов Петра и Павла, а 30 июля — Непорочного Зачатия, все имущество храмов было конфисковано, а списки членов приходских советов и тех, кто вносил пожертвования, легли на стол чекистам (для грядущих арестов). Итак, храм Святого Людовика остался единственной действующей католической церковью в Москве, а о. Леопольд Браун — единственным священником. В это же время закрываются католические храмы по всей России, и, помимо московского, открытым остается только ленинградский храм Лурдской Богоматери, где служит французский священник Мишель Флоран.

В страшные годы войны о. Браун оставался в Москве, ежедневно служил Богу, и как мог поддерживал прихожан. Осенью 1941 г. прихожане — мадам Отт, в частности — дежурили на крыше храма, защищая его от немецких «зажигалок». В течение этих лет о. Браун оставался единственным человеком, который мог сообщать Святейшему Престолу о подлинном положении Церкви в СССР.

26 октября 1945 г. в Москву прибыл новый настоятель храма — американец французского происхождения — сорокалетний священник-ассумпционист Джордж Антонио Лаберж. Отец Леопольд вскоре передал ему все дела и 27 декабря 1945 г. навсегда покинул страну. Он жил в США, писал мемуары, свидетельствуя в них об ужасах коммунизма. Скончался этот исповедник веры 18 июля 1964 г.

О. Антонио Лаберж приступил к своим обязанностям в конце 1945 г., но ему недолго пришлось быть пастырем московских католиков. В 1946 г. «железный занавес» задернулся окончательно, и в стране началась новая истерия шпиономании. США превратились в главного врага, и уже в начале 1947 г. американский гражданин Лаберж был принужден покинуть страну.

23 мая 1947 г. в Москву прибыл назначенный в апреле о. Жан де Мата Тома. Государство начало процесс «вывода» прихода из-под покровительства французского посольства, которым храм пользовался с 20-х годов. 6 декабря 1947 г. были арестованы мадам Отт и ее дочь Алиса. Не добившись от 62-летней женщины никаких признаний, ее приговорили к 15 годам концлагерей, а ее дочь отправлена в психушку. Свободу они увидели только в апреле 1958 г., отсидев 10 лет и 4 месяца. А через два года Франция добилась их освобождения, на этот раз, и из концлагеря, именуемого СССР. 5 июля 1962 г. в столице Франции им обеим в торжественной обстановке вручили медали «За Церковь и Первосвященника». Мадам Отт скончалась в Париже 5 мая 1969 г., а её дочь — 9 февраля 1991 г.

После ареста мадам Отт новая приходская двадцатка в основном состояла из одних иностранцев, чего и добивались власти. Формально это противоречило закону, и пришлось создать новую двадцатку из граждан СССР, которой вменялось в обязанность просить назначения в приход нового настоятеля, но только у епископа, проживающего на территории страны. У о. Тома отобрали ключи от храма. Некоторое время он еще служил, даже когда приехал назначенный архиепископом Рижским священник Иосиф Бутурович. Последнюю мессу в костела Святого Людовика о. Тома совершил в престольный праздник 25 августа 1950 г. Еще четверть века этот пастырь служил во Франции, в Лурде, и скончался 7 ноября 1976 г.

С августа 1950 г. приход Святого Людовика стал принадлежностью той Церкви, которую Папа Пий XII назвал «Церковью молчания». Все могло, да и должно было, кончится очень скоро, но произошло непредвиденное. Храм выстоял. Сейчас модно говорить, что коммунисты не закрыли его из-за посещения дипломатов, из-за того, что хотели сделать из него «витрину свободы вероисповедания в СССР» и т. д. Если бы дело было только в этом, то почему же не оставалось в России ни одного лютеранского храма, ни одного англиканского? Дипломатов-протестантов было не меньше, чем католиков. Они представляли такие страны, как США, Великобритания, Германия. Логика сохранения храма на самом деле совсем другого, неполитического порядка.

В 1950 г. для прихода начался поистине апостольский период. И пастыри, и прихожане, как некогда апостолы и первые христиане, не были защищены дипломатическими паспортами. Они исповедовали Христа в стране, следовавшей прямо противоположным христианству путем. Они не отреклись, их верой и выстоял храм.

Первым священником из тех, кто был с паствой после 1950 г., стал Иосиф Бутурович; около 1957 г. его сменил на несколько месяцев о. Станислав Роговский, затем во главе прихода был о. Витольд Броницкий, а на смену последнему в 1963 г. приехал из Литвы о. Михаил Тарвидис, остававшийся на этом посту до мая 1967 г.

2013-02-05 в 12:11 

Грэтхен
10 августа 1967 г. в Москву прибыл о. Станислав Мажейка. За всю историю прихода тут никто не служил так долго — двадцать три года о. Станислав окормлял приход Св. Людовика. А ведь ему самому, когда он приехал сюда, уже шел 63-й год. В таком возрасте многие уходят на пенсию, а он, имея за плечами 35 лет священнического служения, принимается за то, что и находящиеся в расцвете сил не взяли бы на себя. Ну а как он служил — еще многие помнят. Это была воистину служба Богу, отрешенная и отрешающая от всего мирского, захватывающая и возносящая душу. Именно этой духовной жизнью и выстоял храм, выстоял приход, как выстояла Церковь в первые века. Сейчас мы покупаем молитвенники и Евангелие в магазине. Тогда все это мы переписывали от руки друг для друга.

Нельзя не упомянуть хотя бы некоторых из тех людей, что были все эти годы рядом с о. Станиславом. В первую очередь, это диакон Петр Присяжный. Он родился в 1951 г., был обучен отцом Станиславом и затем рукоположен в Литве в 1979 г. Он был всегда рядом, помогая священнику, которому перевалило уже за восемьдесят. Работая на стройке (где бы еще позволили работать католическому диакону в те годы!), он все оставшееся время проводил в храме. Его не стало в Рождественскую ночь 1992 г.

Особые слова должны быть сказаны о Генрихе Урбановиче. Если в первой половине нашего столетия «прихожанкой №1» была мадам Отт, то во второй половине века стал, вне сомнений, пан Генрих. С конца сороковых годов и до наших дней он прислуживает на каждой мессе в храме, который без него представить просто невозможно. Он первым приходит, открывая двери, и уходит последним. Все заботы по уходу за храмом лежат на нем. Невозможно представить храм тех лет без наших любимых бабушек, кто шел сюда почти каждый день, в любом возрасте, при любой погоде, с любым давлением. Они тратили свои скудные пенсии на цветы для алтаря, содержали храм в идеальном порядке, передали нам все то, что имели.

В 1988 г. довольно широко отмечали Тысячелетие Крещения Руси. На поместном Соборе Русской Православной Церкви о. Станислав был почетным гостем, а приехавшая из Рима делегация во главе с Госсекретарем Ватикана Агостино Казароли посетила костел Святого Людовика Французского. В знаменательный день 11 июня 1988 г. кардиналов в пресвитерии храма было больше, чем священников и министрантов. Такого не видывал ни один приход на территории СССР и даже дореволюционной России.

В конце 1988 г. в храме о. Станислав призвал всех оказать посильную помощь разоренной землетрясением Армении. В эти же дни через Москву, а значит и через храм, туда направлялась со своими сестрами Мать Тереза. Многие просили ее благословения, а отец назвал ее (за глаза, естественно) святой.

После встречи М. С. Горбачева с Папой Иоанном Павлом II 1-го декабря 1989 г. отношение властей к Католической Церкви в СССР стало меняться, и в мае 1990 г. в Москву прибыл Апостольский нунций Франческо Коласуонно. В июле 1990 г. отец прощался с нами, прощался, никуда не уезжая. Ему уже перевалило за 85 лет. Наступала другая эпоха. Опасности для прихода и для паствы со стороны властей уже почти не было.Еще пять лет служил о. Станислав в храме и в своей домашней часовне на Ленинградском проспекте. Господь призвал пастыря к Себе 23 августа 1995 г.

Преемник о. Станислава священник Франциск Рачюнас окормлял приход недолго, чуть меньше года. 13 апреля 1991 г. Папа Иоанн Павел II объявил о создании Апостольской администратуры для католиков латинского обряда европейской части России и о назначении в Москву архиепископа Тадеуша Кондрусевича. Его торжественное вступление в должность состоялось в храме святого Людовика 28 мая 1991 г. Спустя немного времени в храме состоялось первое с 1935 г. рукоположение. И опять это была епископская хиротония! Апостольский нунций архиепископ Франческо Коласуонно рукоположил 16 июня священника-иезуита Иосифа Верта, назначенного в апреле Администратором для католиков Сибири.

Вернувшись в Литву, о. Франциск целиком отдал себя духовному возрождению своей страны, вернувшей себе свободу. В августе 1995 г. он приехал на кладбище небольшого литовского селения Вирбалис, чтобы попрощаться с о. Станиславом, а ровно через два года, 24 августа 1997 г., и сам покинул этот мир.

Семя веры, заложенное в души христиан великими пастырями в эпоху тоталитаризма в стране, навечно вошедшей в историю как «империя зла», попало на добрую почву, свидетельством чему может быть несгибаемость тех, кто выжил и в коммунистическую бурю…

Над главным алтарём костела Святого Людовика находится живописное изображение Преображения Господня. На алтаре левого нефа расположены статуи Святого Людовика и других Святых, правый алтарь посвящён Богородице. После советского периода сохранился лишь один старинный витраж с изображением Святого Иосифа, находящийся в правой части храма.

В костеле Святого Людовика Французского много лет служил органистом знаменитый музыкант Александр Федорович Гедике (1877—1957 г. г.).

По материалам В. Пономарева и А. Крысова.

2013-02-05 в 12:13 

Грэтхен
На этот раз этот текст был на сайте www.otdihinfo.ru/catalog/1052.html , а в прошлый раз на каком-то другом, поэтому предположив, что пропав раз, может пропасть и во второй, решила его перенести сюда. Вполне возможно, что вы с ним знакомы, но может быть он будет интересен кому-то, кто его ещё не читал.

2013-02-05 в 12:15 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Грэтхен, я ж говорю. это сокращенная статья из "Света Евангелия", которую перетаскивают с сайта на сайт. А статья сама по себе - компилят из работ Пономарева и Крысова.

2013-02-05 в 12:17 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
И вот насчет апостольского периода с 1950 г. я не очень согласен. Потому что помимо апостольства активно развивалось, цвело и пахло стукачество. О каждом визите иностранцев, о каждом шаге священника и неугодных прихожанах тут же рассказывалось Совету по делам религиозных культов.

2013-02-05 в 12:18 

Грэтхен
Да, понятно. Больше ничего из информации у меня нет. =(

2014-10-26 в 11:13 

Aegren Waeise, подскажите, пожалуйста, из каких источников, архивов вы брали информацию для диплома?

URL
2014-10-26 в 11:41 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Гость, в основном из приходских архивов храма св. Людовика за советское время и ГАРФа, смотрел дела уполномоченного по делам религий в СССР, у меня был допуск. Открытых источников практически нет.

2014-10-26 в 12:33 

Aegren Waeise, а где находятся приходские архивы храма? Мне XIX в. нужен.

URL
2014-10-26 в 13:22 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Гость, в ГАРФе и ЦИАМ мне попадались приходские книги храма Непорочного зачатия, но это начало 20 века. Наверное, по Сен-Луи и Петропавловскому храму тоже есть, но я не искал, у меня тематика была именно советский период. В храме только годов с 70-х 20 века.

2014-10-26 в 13:49 

Aegren Waeise, спасибо большое! В Петропавловском храме и Непорочного зачатия тоже только с конца 20 века?

URL
2014-10-26 в 13:53 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Гость, можно нескромный вопрос: Вы из Москвы? Имеете ли допуски к государственным архивам?

2014-10-26 в 14:21 

Aegren Waeise, не из Москвы, имею.

URL
2014-10-26 в 19:18 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Гость, а с какой целью интересуетесь нашими костелами? Именно в московские госархивы допуск?

2014-10-26 в 21:00 

Aegren Waeise, для диплома, конкретно интересуют школы при католических церквях, но, к сожалению, материалов почти нет по теме.

URL
2014-10-26 в 22:03 

Firuz
Вечность, живущая в смертной груди, бьётся в рёберной клетке и хочет на волю
Гость, а эпоха?

   

Католики @diary

главная